Игры, в которые играют люди…

Многодетное семейство в очередной раз переживало новый кризис – мамину любовь. Лене было пятнадцать, поэтому вся ответственность за младших братьев и сестер полностью легла на ее плечи. Мать Анна пережив три неудачных брака все же не оставляла надежды быть счастливой. Спустя год после последнего развода она познакомила детей с их новым папой и объявила о свадьбе. Все уже настолько привыкли к «новым папам», что двенадцатилетняя Ольга и десятилетний Павлик поспорили на мороженое. В семье их было пятеро — Лена, Ольга, Пашка, семилетний Вовка и трехлетняя Машенька.

20 мая

— Ань, — произнес Слава, четвертый муж, сидя на лавочке летним вечером, — тесно нам здесь всем, понимаешь, места, мало, дети подрастают, да и я надеюсь, у нас скоро пополнение будет.

— Да, мне тоже хотелось бы ребенка от тебя, — ответила женщина, глядя на самую младшенькую Машеньку, строящую куличики в песочнице. – У нас хорошая четырехкомнатная квартира, места всем хватит. Денег маловато, но может с шестым ребенком станет побольше, пособие прибавят, — томно вздохнула она.

— Я предлагаю тебе другой вариант, это решит все финансовые вопросы – продать квартиру и купить дом за городом. По моим подсчетам денег еще останется полно, можно не работать, плюс пособие.

Глаза Анны на мгновенье заискрились, идея понравилась, но она тут же, отвергла ее.

— Нет, не получится, детям школа нужна и сад, а что там?

— Там, то же самое, люди живут, ходят на работу, дети в школу и сады. Я не призываю тебя прямо сейчас соглашаться, просто подумай! Это может быть двухэтажный дом и несколько соток земли, можно что-то выращивать,  овощи, ягоды, зелень. Ты же всегда мечтала о даче, сестру позовем.

— Нет, звучит, конечно, привлекательно, но я слишком привыкла к этому городу.

— А жить в нищете, считая копейки, тебе не надоело? – Вопросительным взглядом посмотрел мужчина.

— Я обещаю подумать, мне нужно взвесить все за и против, — сомневаясь, ответила она.

Несколько недель подряд Анна думала, гадала, как поступить, а новый супруг пошел иным путем, практически не оставив выбора. Ведь правильно порой говорят, если хочешь завоевать сердце женщины, — действуй через ее детей, а если хочешь повлиять на какое либо решение, снова действуй через детей.

— Мама, мама, а папа Слава сказал, что мы скоро переезжаем, это правда? – Поинтересовалась Оля.

Дети облепили мать со всех сторон и пытались выспросить подробности, в частности их, интересовало количество игрушек,  новых модных вещей и будет ли у каждого своя комната. Женщина ничего не ответила, но печально вздохнула и пошла разбираться. Муж жестко стоял на позиции переезда, ему надоело жить в таких условиях и хотелось своего личного пространства — кабинета, где он мог бы полноценно отдыхать, встречаться с друзьями и обстоятельно пить до потери сознания.

23 июня    

Под давлением супруга и детей, Анна все же сдалась, плюсов, конечно, было больше чем минусов, но ощущение тревоги и беспокойства не покидало, с каждым днем оно нарастало все больше и больше. Риелторы подыскали неплохой двухэтажный дом в Подмосковье, немного вложений и можно жить,  наслаждаясь жизнью, школа и детский садик в пятнадцати минутах ходьбы. Но отчего-то Анне становилось с каждым днем все тоскливее, то ли от того, что придется покинуть родные места, то ли от страха перед неизбежностью. Примерно через  месяц состоится переезд, так договорились с покупателями, а пока, семья Чепрасовых благополучно тратит деньги, им казалось, что их столько, что за всю жизнь не потратишь. Леночка и Ольга просили несколько пар золотых сережек, модную яркую одежду, хотя впрочем, смотрелось это слишком аляписто и безвкусно, но деньги правят балом, вместе с ними появились и друзья. Пашка с Вовкой – вертолеты и машины на пульте управления, ну а с младшенькой, пока все просто — немного новых, ярких игрушек и пару красивых платьев.

Наступили долгожданные выходные, Славику наконец-то удалось выпроводить жену со всеми детьми к сестре под предлогом: – Когда еще увидитесь, да и подарки нужно подарить, зря покупали что ли? Наконец дом опустел, тишина окутала его, каждый уголок, каждый закуток был наполнен счастьем и муж ликовал, наслаждаясь раем. Недолго думая он набрал номер соседа Кольки, пригласил на обстоятельную попойку в тишине, мире и согласии. Товарищ быстро прибежал, желая убедиться лично, не веря до конца своим ушам.

— Проходи на кухню,  обувь можешь не снимать, Анька придет, помоет!

В квартире хоть и не проводился давно ремонт, но она была чистой, светлой и уютной. Пройдя сквозь длинный коридор, они попали в кухню, стол уже был накрыт и ломился от икры черной, красной и разных закусок.

— Давай наливай, — сказал довольный Славик своему товарищу.

— Вот это стол, не ожидал! Твои-то куда делись? – Нахмурив лоб, спросил Колька. – Давно такой тишины не было.

— Свалили наконец-то, в гости к сестрице, достали уже, днем орут, ночью орут, нигде покоя нет.

— Ну, ты сам выбрал  путь, знал же, что у нее дети.

— Знал, но терпение когда-нибудь заканчивается, последнее время ее, как подменили, вот квартиру продали, Анька сразу какой-то важной стала, тратит бабки налево направо. Говорю ей, скромнее надо быть, а она в ответ улыбается и дальше продолжает, бесит. Дошло до того, что она от меня деньги перепрятала, конечно, я нашел, но сам факт! Грохнуть ее надо, может тебе поручить это дело, а? – Откусывая бутерброд с черной икрой, непринужденно спросил Славик, затем добавил, — я заплачу, очень хорошо, никто не узнает.

Николай поначалу подумал, что это шутка, розыгрыш, но в глазах было столько решительности и настроя, ярости и злобы, что от сомнения не осталось и следа.

— Да, шучу я, расслабься! — Заливаясь смехом, ответил Славка. – Расскажи лучше, как ты там поживаешь.

— Ну, у тебя и шуточки, до инфаркта не далеко, — с облегчением выдохнул товарищ. – У меня все как всегда ничего не меняется.

— Отсутствие новостей – это уже новость! Наливай, давай, не стесняйся, кушай, зря старался что ли! Кстати, ты ж мужик рукастый, поможешь шкаф подкрутить, там дверка разболталась, Анька  достала, каждый день бубнит про нее.

— Не вопрос!

8 июля

Тело Анны лежало по центру кровати, на белоснежных простынях, кровь медленно струилась, постепенно набирая обороты, пропитывая шелковую ткань, алые пятна быстро расползались в хаотичном порядке, словно волны, пожирая сухой песок. Утреннее солнце в последний раз наполнило светом ее худое лицо, рыжие волосы были небрежно раскинуты, утопая в густоватой жиже. Она больше никогда не сделает вздох, не увидит своих детей, не встретит рассвет, она умерла…. В груди торчала острая, тонкая отвертка, а в глазах, еще открытых, дикий ужас, не так она представляла себе смерть, не так.

— За что? – Прохрипела Анна из последних сил, проклиная тот день, когда встретила его.

Все тревоги оправдались, страх был не напрасен, но уже было слишком поздно, чтобы что-то изменить.

На место происшествия быстро прибыла группа следователей, их вызвал муж. Алиби он себе успел обеспечить. Убитый горем Вячеслав  тихо сидел в кресле в соседней комнате, уставившись в картину, маленькая хижина в лесу. Сестра приехала  на место через два часа и сразу обвинила  мужа. Влетев в комнату, она схватила вазу, со злобой и ненавистью швырнула в него, разбив о стену. Осколки посыпались на пол как вся жизнь.

— Ненормальная! Психичка! При чем здесь я? – Резко вскочил Славик, на лице тонкой струйкой стекала кровь. – Уберите ее от меня и так тошно!

Татьяна рассказала следователям про опасения Анны незадолго до трагедии, но никто ее слова не принял в серьез. Еще она просила, в случае чего позаботиться о детях, забрать к себе.

— Но у меня своих, трое! Где нам жить вдесятером? – Спросила сестра у следователя. – Я не против, просто,  это, как снег на голову в летний жаркий день, не знаю, но мне даже денег на еду не хватит на всех, не говоря уже об остальном.

— Вы не переживайте по этому поводу, пособия будут, опекунство оформите, тонкостей я не знаю, вам нужно обратиться к специалисту, но скажу одно, если желание есть спасти этих несчастных детей, ваших племянников, — подчеркнула следователь, —  я помогу вам всем чем смогу.

25 июля 

25 июля состоялся суд, Вячеслава отпустили из зала заседания, все улики указали на соседа Николая, отвертка с его отпечатками пальцев была найдена в сердце Анны Чепрасовой. По версии преступника он помогал ремонтировать шкаф, но суд не стал разбираться в подробностях и осудил Николая Иванова на пятнадцать лет строгого режима, мотивом послужила продажа квартиры и жажда наживы.

Татьяна большим желанием не страдала забирать детей, не хотелось взваливать на себя лишнюю ответственность, только из чувства долга взяла опекунство над  самой младшенькой – Машкой. Основную сумму денег Анна успела передать на хранение сестре, Славе достались небольшие крохи роскоши. Некоторое время Вячеслав Чепрасов  жил как в сказке, но она имеет свойство  заканчиваться. А через несколько лет его часто стали видеть в компании бомжей и старых собутыльников.

 

 

 

 

Оставить комментарий