…банный веник. История поиска работы

     Все началось с банальной темы поиска работы. Казалось бы, в нашем современном мире так много возможностей, перспектив, но на деле оказывается иначе…  Открываешь интернет, а там море  вакансий, аж глаза разбегаются…

     Поразмыслив немного за чашечкой кофе, Варя решила ограничиться несколькими направлениями. Бухгалтерию исключила сразу, десять  лет беспрерывной бурной деятельности сделали свое дело. Ей хотелось бы придержаться поговорки: уходя – уходи, закрой одну дверь и открой новую с новыми возможностями и перспективами. Путь, конечно, может отказаться и не простым, но зато довольно увлекательным.

     Семь лет Варвара просидела в декрете, в трудовой пробел, а за плечами никому ненужная вышка. Творческий порыв и безумное желание творить преобладали.

Разослав не один десяток резюме, результата не последовало, некоторые вообще их не просматривали, некоторые писали отказ, а те, которые давали положительный ответ, предлагали что-то типа Гербалайфа.

Немного поразмыслив, Варя вспомнила студенческие годы и свою первую подработку – швейный, пыльный цех по пошиву автомобильных чехлов. Работы было много, платили неплохо, для студента. И решила попробовать вновь.

     Фирма «…банный веник» располагалась не далеко от метро Бабушкинская, в современном офисном здании с охраной и высокими воротами. Новое, чистое, светлое здание, где еще пахло краской, легкий еле уловимый запах распространялся по всей территории, а  приветливые, счастливые люди, шедшие на встречу улыбались. Было поистине приятно, мне сразу захотелось там работать, но, знаки говорили об обратном…

Первым делом я перепутала двери, затем этажи, номер офиса, фамилию исковеркали  так, что охранник усомнился и стал звонить, уточнять. Девочка из «…банного веника» была приветлива, мы мило побеседовали, честно сказала, что зарплату платят на две недели позже, но я все же решила взглянуть на тайны «Мадридского Двора».

     Войдя в помещение, сразу замерла, наверное, от ужаса. В воздухе летала пыль, оседая на мою белоснежную рубашку, женщины сидели в намордниках (медицинских повязках).

Шапочки для бани, мочалки, никогда не думала, что эти вещи имеют отношение к домашнему текстилю, вот открытие мне сделали. Хмурые, угрюмые тети сидели, отшивали, не поднимая зада, каждая из них боялась упустить минуту, заработав 3 рубля 50 копеек за штучку. Я отважилась попробовать, раз приехала, решила вспомнить студенческие годы, но, пожалуй, творческий порыв на этом ограничится.

Швейные машинки оказались полным хламом. Тянут еле-еле, все расстроены, шпульки не подходят, было ощущение, что на свалке подобрали десяточек и собрали парочку. Под обещанные покрывала места явно было не достаточно, слишком маленькие столы…  Мебель еще хуже –  стулья не удобные, думаю из серии машин. Поразили поначалу две таджички с грязными, немытыми руками. Я представила, как они когда-то трогали здесь все, сидели за  столом, прикасались к стулу, оставляя множество бактерий. Рядом небрежно завалился огромный тюк с мочалками, часть из них давно свалилась на пол, впитывая кем-то разлитое машинное масло. Пыль и грязь, никому до этого дела не было. Качество отсутствовало, потому что всем плевать, зарплату платят редко, а лучшая швея в день отшивает четыре сотни банных шапок, другая столько же мочалок. Кому они нужны в таком количестве с качеством, которого нет?

     Был момент, когда меня оставили одну попробовать сшить изделие, я быстро справилась, отложила в сторону, подперла щеку рукой и принялась рассматривать, наблюдать за обстановкой. Только дверь и линолеум  были приличного вида, да и тот уже местами порван. Не свое – не жалко – девиз фирмы! Во всем офисном комплексе я не заметила такого отношения, человек не может притворяться, гадить там, где живет. Основную часть жизни, мы проводим на работе, болеем за общее дело, но нет, здесь присутствовала запущенность, пофигизм, апатия и будь, как будет. Мастер явно не имела профильного образования и слишком далека от реальности швейного производства, на мои самые простые вопросы, о технологии и качестве женщина была поставлена в тупик. Ольга, мастер пропускала дикий брак, покрутив несколько секунд в руках сложенных стопкой банных шапочек, произнесла:

     – Нормально, пакуй быстрее, главное чтобы «ОНИ» не видели! – Обеспокоенно произнесла женщина, но  в следующую секунду, подняв взгляд, столкнулась с моим пристальным и пронзительным, излишне любопытным и тут же изменила решение.

     – Кто это шил? – Нахмурив лоб, спросила Ольга, подняла шапочку вверх и ждала результата, которого не последовало и не могло последовать. Никто не желал оставаться без 3 рублей за штучку и уж тем более признаваться во всех смертных грехах, ведущих к лишению части зарплаты, на которую, кстати, без слез смотреть сложно. К слову уборщица получает больше, ни за что не отвечает кроме тряпок и чистого пола и работает меньше.

Работа на публику произвела полный фурор в моем сознании, поэтому я себе позволила, немного съязвить:

     – Кто же вам Ольга признается в содеянном! Прошить и школьник сможет, а вот переделать, признать свое поражение,   согласятся – совсем немногие.

     Знаете, много чего повидала в своей жизни, но не люблю притворства и обмана. Наши отношения зародились уже на этапе лжи и обмана, которые со временем переросли бы в нечто патологическое, хроническую «швеепитию», к  счастью этого не произошло. Обычно выживает сильнейший, а жадный гибнет первым! У фирмы «…банный веник» заказы с Ашаном и многими другими крупными торговыми сетями, так было сказано, но извините, в это я не верю и такую продукцию не купила бы никогда, бесплатно может быть… Но мне не нужно!

Да, и еще, обед по расписанию, два мини перерыва, на мой сарказм: А туалет? – Испуганно ответила – конечно, нет!

P.S.

     Десять лет назад я работала на производстве, там было уютно, чисто и светло. Видела много фирм, но чтобы таких…

Оставить комментарий